на главнуюнаписать письмо
Довідники
препарати наших спонсорів





Вхід администратора:
Логін:
Пароль:
Забули пароль?
31.08.2006

Боль с точки зрения психосоматики

Б. Флексиг 

 

Эренфридерсдорф, Германия

 

Биологическая терапия.- Март 2006 г.- Т. 12 - № 1

 

Если двадцать лет тому назад в учебнике по клинической психологии, насчитывавшем около 3000 страниц, ни одна глава не была посвящена боли, не было даже точного определения этого феномена, то сегодня ситуация радикально изменилась. Множество врачей, которым приходится сталкиваться и лечить разнообразные болевые синдромы, особенно практикующие целостный подход к терапии, а также большое количество пациентов убеждены в том, что боль имеет непосредственную связь с психикой.

Начало перемен в мировоззрении было положено в 1978 году, когда известный невролог Роланд Верц выдвинул в отношении последствий хронической боли для психического состояния пациента понятие "алгогенного психосиндрома". Иными словами, хроническая боль стала официально рассматриваться в качестве следствия достаточно глубоких психических нарушений, таких как депрессия, психическое истощение или социальная изоляция. В рамках современной терапии боли используется биопсихосоциальная концепция, что в значительной степени соответствует целостному подходу к терапии, характерному для натуропатического мировоззрения.

Отмечая столь оптимистичную тенденцию в развитии процесса познания среди врачей, не следует забывать, что в последние годы среди пациентов отмечается серьезный рост количества случаев хронических болевых синдромов. Причем нередко пациенты с хронической болью вынуждены долгие годы ходить "по врачам"; в конце концов, им рекомендуют сильные анальгетики, а также психотропные препараты, обладающие, как известно, целым рядом побочных эффектов, особенно при длительном применении. По данным Д. Юнгка, на 1991 год, от 5,1 до 7,7 миллиона пациентов обратились за помощью к частно практикующим врачам по поводу хронической боли; около 10% из них (а это примерно 600000 пациентов) были отнесены к категории так называемых «проблемных» пациентов.

В 2004 году в рамках ежегодного конгресса, посвященного феномену боли, доктором Мюллер-Швеффе была названа цифра 15 миллионов: именно столько пациентов в Германии страдают сегодня от болевого синдрома. Около 3–4 лет назад это количество оценивалось в 8–11 миллионов человек. На первом месте среди болевых синдромов находятся боли в спине, за ними следуют головные боли.

На лечение болей в спине в Германии ежегодно расходуется около 17 миллиардов евро. 80% этих средств приходится на пособия по временной нетрудоспособности и реабилитационные мероприятия. Остаток делится на медицинское обслуживание, а 5% указанной суммы расходуется на болеутоляющие средства. По данным опросов независимых организаций, на 2003 год количество жителей Германии, жаловавшихся на хронические и рецидивирующие боли в спине, составило 34% населения. 12% из них испытывали боль ежедневно. 20 миллионов пациентов с болями в спине ежегодно обращаются за помощью врача.

Отметим при этом любопытный факт, заключающийся в высокой частоте случаев самостоятельного выздоровления пациентов после недельного пребывания дома (по случаю временной нетрудоспособности): 60% пациентов перестают чувствовать боль после такого «отпуска» и возвращаются к работе. Далее отмечается рецидивирующий характер данного болевого синдрома – в 35% случаев боли возвращаются регулярно. У 5% развивается хронический болевой синдром.

Именно на эти 5% пациентов приходится около 50% всех расходов, эта группа поставляет «ранних пенсионеров по инвалидности»: всего 38% населения в Германии в возрасте между 55 и 64 годами считается трудоспособным, тогда как в других странах Европейского Сообщества эта величина составляет в среднем 50% (данные на март 2003 года).

По мнению Рюдигера Дальке и Торвальда Детфельсена, любая боль, которую испытывает заболевший человек, изначально была иной природы. Пациенты с хронической болью принудительно сдерживают свои агрессивные импульсы, направленные на других людей. Эти агрессивные импульсы затем претерпевают метаморфозу, превращаясь в боль. Не израсходованная энергия как бы застревает в скелетной мускулатуре, суставах, превращаясь в воспаление и болевые ощущения. С точки зрения психосоматики, любая боль всегда  является проявлением агрессивного импульса. "Если я дам волю своей агрессии, эту боль почувствует моя жертва. Если я сдержу агрессивный импульс, тогда он обратится против меня, и я почувствую боль в форме аутоагрессии".

Тот факт, что ревматоидными заболеваниями, особенно полиартритом, страдает вдвое большее количество женщин по сравнению с мужчинами, подтверждает, что именно они подвержены гораздо более выраженному торможению агрессивного импульса, чем мужчины: ведь они должны "всегда держать себя в руках". У пациентов с ревматоидными заболеваниями врачи-натуропаты обнаруживают большое количество токсинов, скопившихся в соединительной ткани. Эти "скопления токсинов", с точки зрения психосоматики, являются символическим выражением непереработанных проблем, "непереваренных" тем, оставшихся в области бессознательного.

Практика врача-натуропата, использующего диету по Майру, показывает, что голодание, лечебное питание позволяет воздействовать на этот "болезненный узел проблем". Прекращение или снижение приема пищи связаны для организма с тем, что он вынужден обращаться  к своим «запасам», сжигая их вместе с накопившимися токсинами. Так, в процессе терапии по Майру удается изменить и эмоциональное состояние человека: так называемая голодная эйфория, связанная с усиленным выбросом серотонина, синтезируемым в норме тонким кишечником, элементом «желудочного мозга», способствует возрастанию у пациента ощущения счастья, которое затем надолго остается в его сознании.

И еще одно замечание, касающееся психосоматических связей. Если непереработанная проблема оставляет после себя в нашей психике "гору мусора", то на физическом, соматическом уровне мы отмечаем скопление токсинов в соединительной ткани, в полном соответствии с холистическим принципом, гласящим: "Как внутри, так и снаружи".

Современный уровень науки и техники, исследований тонких структур организма и, в частности, матрикса позволяет дать научное объяснение многим эмпирическим наблюдениям интереснейших взаимосвязей между психикой и соматикой, эмоциями и телом. Исследования Пишингерова пространства, проводившиеся А. Пишингером и  Х. Хайне, показали, что существуют точные доказательства этих взаимосвязей.

Так, с помощью современной электронной микроскопии стали доступны наблюдения за процессами, происходящими в соединительной ткани. Доказательством существования связи между эмоциональным и физическим уровнем может служить то, что в матриксе вегетативные нервные волокна окружает периферический сосуд, не нарушая его рубежей, не миелинизируя его, но при этом регулируя величину просвета этого сосуда. Не будет ошибкой и такое утверждение: "наши нервы свободно расположены в соединительной ткани". Таким образом, неосознанные вегетативные импульсы могут постоянно и непрерывно проводиться в соединительную ткань. Эти импульсы воздействуют на фиброцит, клетку соединительной ткани, реагирующую с помощью секреции основной субстанции.

Основную субстанцию образуют протеогликаны, обладающие исключительно высокой способностью связывать воду. Если в силу постоянного воздействия стресса на периферию поступают многочисленные вегетативные нервные импульсы, фиброцит отвечает на них усиленным синтезом основной субстанции. Усиление синтеза протеогликанов и коллагена в соединительной ткани неизбежно приводит к скоплению воды в этом регионе и, как следствие, к отечности. Подобные   явления мы наблюдаем при физикальном обследовании пациентов с так называемыми гелозами, расположенными на поверхности тела. Особенно часто эти болезненные участки обнаруживаются при пальпировании области спины. Однако гелозы выполняют важную биологическую функцию: для основной системы организма это своего рода система фильтров, защищающая от токсинов, поступающих в организм при неправильном питании, или образующихся в организме при нарушении пищеварительных процессов, особенно при брожении и гниении. Иными словами, скопления воды служат для разведения, уменьшения концентрации эндо- и экзотоксинов.

На примере образования отека при физической травме, например, при ушибе большеберцовой кости можно проследить целесообразные попытки организма свести к минимуму нанесенный ущерб. Травматическое поражение связано с повреждением сосудов и нервов, вызывающим выброс медиаторов воспалительного процесса и экстравазатов. Организм с помощью рефлекторного усиления синтеза основной субстанции и скопления воды в травмированном регионе пытается снизить концентрацию этих веществ, уменьшая тем общий травматический стресс. На изображении микроскопического среза соединительной ткани можно проследить процесс накопления токсинов в организме.

Обратный процесс, связанный с выведением токсинов из организма, происходит при терапевтически контролируемом голодании. Интенсивное снижение веса, которое отмечается в течение первых дней терапии, связано с уменьшением количества жидкости в соединительной ткани, поскольку эта жидкость уже не нужна организму для снижения концентрации токсинов. Наблюдаемый при лечебном голодании эффект снижения объема живота у пациентов также объясняется именно этим: соединительная ткань в области брыжейки теряет воду. При этом организм ликвидирует созданное им самим защитное «сооружение», скопление воды в регионе воротной вены. Эта область обычно создается организмом в целях защиты печени, хронически перегруженной из-за неправильного питания, поступающего в организм десятилетиями.

Соединительная ткань в полном соответствии с той функцией, которая заложена в самом ее названии, пронизывает все органы и структуры, поэтому любое отягощение этой ткани токсинами самого разного типа, будь то пищевые, метаболические, энергетические или нервные токсины, неизбежно скажется на состоянии всех систем организма. В полном соответствии с правилом: «Как внутри, так и снаружи».

Попробуем проследить этот принцип на примере пациентов с ревматическими заболеваниями или фибромиалгией. С точки зрения психосоматики, мы обнаруживаем внутреннюю, психическую ригидность, застывшие ментальные формы, реализовавшиеся на физическом уровне в виде гелозов, уплотнений, а также в виде болевых ощущений. Не выплеснувшаяся агрессия остается внутри, превращаясь в аутоагрессивное заболевание, обычно ревматического круга форм.

В современной нейро-эндокрино-иммунологии существует такое понятие как "нейрогенное воспаление", под которым подразумевается болезненная реакция, возникающая в соединительной ткани вследствие воздействия перманентных вегетативных импульсов, которые индуцируются психической нагрузкой или непереработанной эмоциональной проблемой.

В психосоматике это явление объясняется неправильной эмоциональной установкой, присутствующей в области сознания или бессознательного в течение длительного времени. Эта ошибка приводит к неправильной реакции организма в целом. При этом современная медицина обращается к терапии последствий, то есть соматических симптомов, а не причин, которые скрыты в области психики. В области эмпирической медицины, в течение столетий накапливавшей знания о взаимосвязях между душой и телом человека, академическая медицина, к сожалению, не обращается.

 

Натуропатический взгляд на проблематику пациентов с хронической болью подразумевает выяснение подлинных причин появления подобной симптоматики, а не только назначение обезболивающих средств. Попробуем спросить пациента с болями в области грудного отдела позвоночника, что именно или кто именно заставляет его постоянно горбиться, сгибать спину, "прогибаться под тяжестью" и т.д. Очень важно при сборе анамнеза и поиске причин заболевания не забывать о правиле, гласящем: "следует начинать терапию пациента именно с того состояния, в котором он находится". Большой поддержкой при этом могут оказаться многочисленные эмпирические наблюдения, оставившие свой след в языке (в этой ситуации – "гнуть спину", "горбатиться" и пр.). Нередко на практике приходится наблюдать, как тот или иной правильно заданный вопрос становится ключевым, и пациент начинает понимать, где локализована его проблема, и рассказывает врачу о том, что его действительно мучает и волнует.

Однако предпосылкой для подобного подхода к лечению должно быть то, что врач разделяет взгляд, высказанный еще Кристианом Моргенштерном: "Тело – это переводчик, который переводит с языка невидимых психических симптомов на язык очевидного – физических заболеваний".

 

Взаимосвязи между отделами позвоночника, зонами тела и различными психическими симптомами

 

Шейный отдел позвоночника

Перегрузки, человек «защищается от удара», страх, что «такую нагрузку шея уже не выдержит»

Грудной отдел позвоночника

Сдерживаемая агрессия, «кулаки сжимает в карманах», «вынужден прогибаться»

Поясничный отдел позвоночника

Фрустрация, часто сексуального характера; вынужден «всегда держаться прямо», обязан «стоять за какие-то идеалы»

Крестцовый отдел позвоночника

Депрессия, «вынужден нести свой крест», «спина под тяжестью груза сломана»

Симптомы в области ног

Неуверенность в себе, преувеличенная осторожность, «потеря почвы под ногами», «не стоит обеими ногами на земле», «ноги от страха холодеют»

Коленные и бедренные суставы

Отвечают за изменение направления в жизни «не двигаться с места», «не делать шаг»

 

Обобщая сказанное выше: боль выполняет на психическом и физическом уровне функцию призыва о помощи и представляет собой вместе с тем "охранную систему", сигнализирующую об опасности. Так, инфаркт – это призыв о помощи со стороны тканей, нуждающихся в снабжении кровью; перелом – это просьба организма разгрузить его и дать ему покой. Но существует и душевная боль, причем сегодня она встречается намного чаще, чем боль физическая. И терапия душевной боли актуальна не менее чем лечение боли физической.

Что же должен делать человек в аспекте каузальной терапии той боли, которую он ощущает? Первое – это осознать, что боль является призывом о помощи со стороны организма. Это, безусловно, противоречит обычной практике, заключающейся в немедленном приеме болеутоляющего средства даже при незначительных признаках, например, головной боли. Однако следует задуматься о том, что в натуропатии боль является признаком ацидоза, "закисления" организма, по крайней мере, локального. Под этим подразумевается скопление токсинов и зашлакованность в том или ином регионе тела; а психосоматически ощущение боли может быть истолковано как призыв к дезинтоксикации, выведению шлаков. И первым шагом в этом направлении является удаление токсинов из соединительной ткани. В ходе лечения пациентов часто приходится наблюдать, что проведение дезинтоксикационных мероприятий (антигомотоксическая терапия, диетотерапия по Майру и пр.) приводит к тому, что пациент становится спокойнее, мягче, начинает лучше относиться к родным и близким. Вторым, не менее важным аспектом, является тесное сотрудничество врача и пациента, при котором ответственность за выздоровление и активное участие в лечении совершенно обязательно для пациента.

Изменение жизненной позиции, изучение и устранение травмирующих факторов, проведение курсов дезинтоксикации – во всем этом огромную роль играет продуктивный контакт врача и пациента. Если пациент готов поставить свою подпись под следующим девизом: "Если ты не готов изменить свою жизнь, тебе невозможно помочь", сотрудничество обещает быть продуктивным, а лечение – успешным.


Адрес автора

Dr. med. B. Flechsig

Schillerstr. 68

09427 Ehrenfriedersdorf

Germany

 

Источник: Arnebia.ru

 

Повернутися до списку статей

Спеціалістам
стравохід, шлунок, 12-пала кишка
кишечник
підшлункова залоза
печінка, жовчовивідні шляхи
шкіра
стравохід, шлунок, 12-пала кишка
кишечник
підшлункова залоза
печінка, жовчовивідні шляхи
загальні питання
фармакотерапія
фітотерапія
гомеопатія
усі права захищено, при використанні материалів посилання на сайт обов'язково