на главнуюнаписать письмо
Довідники
препарати наших спонсорів





Вхід администратора:
Логін:
Пароль:
Забули пароль?
Рентген легких в поликлинике Вирмед. | Служба доставки воды в Киеве.
09.11.2004

Душа и тело страдают вместе: концепции З.Фрейда о мигрени и современность.

Сапа И.Ю., канд.мед.наук

Киевский детский гастроэнтерологический центр

Курсовая работа.-Киев.-Международный институт глубинной психологии.-2003

                                                                                                           

Введение                                                                                                      

Основная часть

            Теоретические подходы Фрейда к мигрени и современность     

            "Психологический портрет" мигрени                                            

            Гомеопатия "атакует бессознательное"                                     

Заключение                                                                                                  

Список использованной литературы                                                   

 

              Введение 

            Проблема соотношения "психического" и "соматического" с давних времен является одной из ключевых в медицине. Учение о связи этих двух аспектов в формировании патологии принято называть психосоматикой. Впервые термин был применен еще в начале ХIХ века. Сегодня понятие "психосоматическое расстройство" означает соматическое заболевание, которое вызвано психологическими факторами или проявления которого обостряются в результате их воздействия.

            В настоящее время к психосоматозам относят мигрень, стенокардию, инфаркт миокарда, язву желудка и двенадцатиперстной кишки, сахарный диабет, бронхиальную астму, гипертоническую болезнь, генуинную (не имеющую явной причины) эпилепсию, кожные и аллергические заболевания, остеохондроз и радикулиты, многие разновидности онкологических патологий, аутоиммунные заболевания и проч.

            Серьезной медико-социальной и экономической проблемой современности является мигрень и лечение пациентов, страдающих этим недугом. Подсчитано, что человек, не занимающийся лечением мигрени, теряет за свою жизнь около трех лет активного времени.

У большинства практикующих врачей имеется определенное предубеждение относительно эффективности терапии мигрени. Оно сформировалось вследствие длительного отсутствия препаратов, помогающих полностью остановить развитие приступа и недостаточной информированности медиков о психологических аспектах формирования патологии и возможностях применения психотерапевтических  или других альтернативных методик терапии.

 Сущность, причины и вопросы лечения мигрени ставили в тупик как Гиппократа, так и врачей, лечивших Цезаря, Канта и Фрейда. К сожалению, на сегодняшний день наиболее часто используются медикаментозные средства для купирования приступов головной боли: от обычных анальгетиков до антидепрессантов и блокаторов нервных рецепторов. Из альтернативных методов терапии популярны гомеопатия, фитотерапия и иглорефлексотерапия.

Неоправданно редко применяются психотерапевтические методики, особенно психоанализ. Вероятно, наиболее перспективным следует считать комплексный подход к лечению пациентов с рецидивами головной боли, а точнее - сочетание медикаментозных и немедикаментозных методов терапии.

Многолетний опыт применения гомеопатических препаратов в клинической практике позволяет автору этой работы утверждать, что для гомеопата очень важен психодинамический подход в оценке состояния пациента, так как позволяет точнее разобраться в психоэмоциональных причинах страдания человека и правильно подобрать необходимое лечение. Ведь физические недуги - это язык тела, который выражает бессознательное человека, его невысказанные слова и конфликты, его нереализованные желания и влечения.

Задача данной работы заключалась в изучении эффективности применения психодинамических подходов в комплексном лечении пациентов с мигренью на основании  концепций З.Фрейда о причинах и механизме развития головной боли.

 

Основная часть

Теоретические подходы Фрейда к мигрени и современность 

Основоположник психоанализа испытал за свою жизнь многие виды боли. Особенно мучительны были головные боли  в период с 1880 по 1900 г., а с 1929 г. и до своей кончины в 1939 г. Фрейд страдал мигренью. Богатый личный опыт нашел свое отражение в создании психоаналитической теории боли.

 Интерпретация этиологии и патогенеза боли, особенно мигрени, у Фрейда в течение жизни менялась. В его работах можно выделить три концепции боли:

1/ нейрофизиологическую;

2/ концепцию, появившуюся в процессе изучения истерии;

3/ метапсихологическую.

 

Суть нейрофизиологической модели изложена в "Проекте для научной психологии": боль порождает неограниченный приток внешней и внутренней энергии в нейронную систему, которая, в свою очередь, пытается защититься от нее; боль означает, что нейронной системе не удалось защитить психическую от проникновения извне огромных количеств энергии. В работе используется множество терминов для объяснения психологических явлений - это ранняя попытка утвердить психологию как естественную науку. [14]

Фрейд считал, что эквиваленты мигрени отличаются от мигренозных атак по характеру, частоте возникновения и течению. Он различал три вида эквивалентов - абдоминальную, спинальную и сердечную мигрень.

Сегодня нам известно, что в механизме развития приступов мигрени огромная роль принадлежит нейромедиаторам и биологически активным веществам, прежде всего серотонину,  катехоламинам и гистамину. Участие в развитии мигрени принимают пептид брадикинин (он обладает сильным сосудорасширяющим действием), простагландины и гепарин. То есть, Фрейд предвосхитил открытие биохимического звена в патогенезе мигрени.

Фрейд отвергал наследственную теорию мигрени, по-видимому, по личным причинам, полагая, что все связанное с наследственностью сулит плохой прогноз. Однако окончательно пути наследования различных видов мигрени так и не выяснены до настоящего времени. Недавно на 19-й паре хромосом был обнаружен ген, ответственный за развитие особого вида семейной мигрени. Но только у 16-20 % пациентов четко прослеживается  такая наследственная отягощенность.

По современным данным не исключено, что мигрень обусловлена врожденными нарушениями работы гипоталамуса - отдела мозга, который регулирует обмен веществ, температуру тела, осуществляет взаимодействие нервной и эндокринной систем.

 Много внимания Фрейдом уделялось так называемому "назальному рефлекторному неврозу", о котором он говорил в 1850 - 1900 гг. Впоследствии он отказался от этой теории как от ведущей в  развитии приступа головной боли. Однако интересен тот факт, что именно положение Фрейда о  роли назальной зоны легло в основу  одного из современных методов лечения мигрени.

В 1996 г. были опубликованы данные успешного интраназального (в нос) применения лидокаина у пациентов с мигренью (Калифорния, США). Введение анестетика лидокаина в полость носа ослабляло приступ мигрени, уменьшало светобоязнь и тошноту у 55 % больных, что можно считать показателем достаточно высокой эффективности терапии при данной патологии.[19]

            Во второй и последней работе Фрейда, посвященной мигрени ("Мигрень: проверенные факты"),  речь   уже  шла о  полиэтиологическом заболевании, при котором чувствительность к патогенетическим и триггерным факторам определяется уровнем стимуляции. Мигрень, связанную с сексуальными проблемами (пол, менструальная мигрень, беременность), Фрейд рассматривал как результат токсического воздействия некоей стимулирующей сексуальной субстанции, не находящей выхода. Он полагал, что аналогичное действие могут оказывать и другие химические субстанции, провоцирующие приступы мигрени раздражением твердых мозговых оболочек. Фрейд считал ядро тройничного нерва (нервное обеспечение dura mater - твердой мозговой оболочки) "центром" мигрени и не исключал, что в сферу рефлекторного влияния dura mater может входить и сокращение гладких мышц сосудистой стенки. Таким образом, Фрейд предугадал важность сосудистого и нейрогенного механизмов в патогенезе мигрени, что позднее было подтверждено в эксперименте и включено в ныне признанную гипотезу Московица (Moskowitz): нервные импульсы из патологически расширенных менингеальных артерий раздражают сосудистые ветви тройничного нерва.

Майкл Московиц, невролог Массачусетской больницы, более двадцати лет изучал "взаимоотношения" мозговых артерий и периферических нервов лица и головы (анатомически - это глазная ветвь тройничного нерва, которая идет из точки близ центра черепа вверх и проходит над глазами ко лбу). Многолетние исследования показали: нечто, возможно сигнал из ствола мозга, возбуждает болевые рецепторы в системе тройничного нерва. При возбуждении нервные окончания начинают, по всей вероятности, вырабатывать вещества-медиаторы, которые передают сигнал клеткам гладкой мускулатуры сосудов. В результате сосуды расширяются, разбухшие артерии еще больше раздражают нервы. Через несколько часов такого "сотрудничества" болевой порог снижается, и "многие вещи, обычно безболезненные (даже слабая пульсация сосудов при биении сердца), начинают причинять боль" - так считает Майкл Картер, сотрудник той же Массачусетской больницы. Возникшая положительная обратная связь - активация нерва, вызывающая расширение сосудов, и разбухшие артерии, раздражающие нервы, могут продлить приступ до трех суток и истощить пациента.[6]

 

            На втором этапе развития своей теории боли Фрейд характеризовал боль как "актуальный невроз" токсического генеза (текущие конфликты порождают разнообразную соматическую симптоматику). Фрейд выдвинул гипотезу о том, что вызванная сексуальными токсинами головная боль может трансформироваться в истерическую и стать соматическим проявлением возбуждения либидо. Таким образом, сексуально-токсический синдром был ядром и первой стадией развивающегося впоследствии психоневротического синдрома.

При изучении истерических реакций у страдающих эдиповым комплексом, боль рассматривается Фрейдом как доминирующий конверсионный симптом и символизирует существование какого-то конфликта в бессознательном. Согласно позиции Фрейда, истерическая головная боль, в частности, базируется на фантазийных аналогиях, когда верхние и нижние части тела выступают как эквиваленты: волосистая часть головы - волосы лобка, щеки - ягодицы, губы - большие срамные губы, рот - вагина, при этом атака мигрени может символизировать насильственную дефлорацию или ситуацию исполнения желаемого.

Причем, подчеркивает Фрейд, телесный симптом символизирует бессознательный конфликт пациента преимущественного генитально-сексуальной (эдипальной) природы. Это, как правило, конфликт между ребенком, матерью и отцом. Так, головная боль может означать нежелание, чтобы "в голову лезло сексуальное возбуждение", нарушение зрения и слуха может служить тому, чтобы "не увидеть" и "не услышать" то, что может потревожить сознание.

Фрейд рассматривал боль как компас в процессе психоанализа и пришел к заключению, что "первичное обнаружение" скрытых в бессознательном конфликтов провоцировало боль, а аналитическое "лечение" этих конфликтов ее устраняло.

            "Психоанализ.. начал с работы над симптомом, самым чуждым для Я элементом, который имеется в душе. Симптом происходит из вытесненного, являясь одновременно его представителем перед Я, но вытесненное для Я - это чужая страна, внутренняя заграница, так же как реальность - заграница внешняя".[12]

            Концепция Фрейда (1885) об истерической конверсии получила широкое признание в современной психосоматической медицине. По мнению Фрейда, у пациентов происходит перевод вытесненных в бессознательное аффектов на окольные пути их реализации, но уже в измененной, символической форме в виде определенного клинического симптома. Принцип "конверсии на орган" приобрел значение основного закона психосоматической медицины.[8] Происходят "отделение либидо" от бессознательных, вытесненных представлений и преобразование этой либидонозной энергии  в энергию соматическую.  В соматическом симптоме, как уже отмечалось, символически представлено то, что должно было содержаться в бессознательной фантазии.

Конверсионные расстройства сегодня традиционного понимают как потерю или нарушение физиологических функций, утрачивающих произвольное управление вследствие психологических причин. Эти симптомы в отечественной психиатрии рассматривались ранее в рамках истерического невроза. Часто подобные состояния напоминают неврологические симптомы, но они могут поражать любую систему или орган.

Термин "соматизация" был введен в медицинскую практику как альтернатива понятию "конверсия". Первоначально под соматизацией понимали трансформацию внутрипсихических конфликтов в истинные соматические заболевания, впоследствии - совокупность различных психопатологических расстройств и преобладанием соматических и вегетативных компонентов.

Сторонники психодинамического направления полагают, что при образовании истерических соматоформных (телесных, но без органических нарушений) расстройств работают два механизма - первичная и вторичная выгода. Люди получают первичную выгоду в связи с тем, что их истерические симптомы удерживают внутренний конфликт вдали от сознания. Например, если человек испытывает неосознанный страх перед выражением гнева, то во время ссоры у него может наступить сильная головная боль или нарушение зрения, что не позволит его агрессивной реакции достичь сознания.

Вторичную выгоду из своих истерических симптомов люди извлекают за счет того, что эти симптомы помогают им избежать участия в неприятной для них деятельности или позволяют почувствовать доброе отношение со стороны других людей.

            Крайне важным было обнаружение Фрейдом основы механизма диссоциации - активного процесса психологической защиты, феномена вытеснения из сознания угрожающих или нежелательных содержательных элементов. Эмоция, которая не могла быть выражена, оказывалась превращенной в физический симптом, представлявший собой компромисс между неосознаваемым желанием выразить мысль или чувство и страхом возможных последствий.

Симптомы позволяли не только маскировать нежелательные эмоции, но и представляли собой своеобразное налагаемое на себя индивидуумом наказание за запрещенное желание или удаление себя из устрашающей ситуации.

Одновременно с моделью конверсии при рассмотрении так называемого невроза тревоги, Фрейд сформулировал вторую концепцию психосоматического

возникновения симптомов. Он обнаружил, что такие органические симптомы как расстройства сердечной деятельности, дыхания, внезапные потливость, дрожь, чувство голода, головокружение, сужение сосудов и др. сопровождают тревогу в качестве "эквивалентов приступа тревоги" (психосоматический симптом как эквивалент приступа) и часто полностью заменяют его. То есть, Фрейдом были разработаны два основных теоретических подхода к психосоматике: концепция конверсии и концепция эквивалентности.[4]

            Позже Фрейд причислил конверсию к вытеснению, а соматический эквивалент тревоги - к более примитивному защитному механизму проекции. Общим для обеих концепций является то, что телесные симптомы рассматриваются не как простое нарушение функций организма, а как следствие переживаний и поведения.

           

Согласно третьей, метапсихологической концепции головной боли, боль рассматривается как ключ в осознании своего тела. Боль помогает получить пространственные представления о частях своего тела (репрезентативное знание). В метафизическом плане скорбь и переживание потерь приобретают особое значение в понимании боли. Физическая боль порождает сильный нарциссический катексис "болящей части тела", что является причиной концентрации энергии в психической репрезентации этой части тела. Переключение с физической боли на психическую соответствует трансформации нарциссического катексиса в объективный.
            Фрейд указывал,  что "разрешение конфликта посредством образования симптома является самым удобным и желательным выходом из положения для принципа удовольствия".[11]

            "Чувство боли, по-видимому, также играет некоторую роль, а способ, каким при мучительных болезнях человек получает новое знание о своих органах, является, может быть, типичным способом того, как вообще складывается представление о своем теле. Я прежде всего телесно, оно не только поверхностное существо, но даже является проекцией некоторой поверхности." [13]

            Сегодня не вызывает сомнения, что психосоматозы возникают как реакция на длительные и глубокие конфликты со "значимыми" людьми, с теми, от кого человек так или иначе зависит. По мнению Фрейда, "характер Я является осадком отвергнутых привязанностей к объекту, содержит историю этих выборов объектов. Поскольку характер личности отвергает или приемлет эти влияния из истории эротических выборов объекта, естественно наперед допустить целую шкалу сопротивляемости. Мы думаем, что в чертах характера женщин, имевших большой любовный опыт, легко найти отзвук их привязанностей к объекту. Необходимо также принять в соображение случаи одновременной привязанности к объекту и идентификации, т.е. изменения характера прежде, чем произошел отказ от объекта. При этом условии изменение характера может оказаться более длительным, чем отношение к объекту, и даже, в известном смысле, консервировать это отношение."[13]

             Подчеркивая значение эдипальной фазы в формировании особенностей психики, Фрейд в своей работе "Я и Оно" писал, что "очень часто приходится сталкиваться с тем, что маленькая девочка, после того, как ей пришлось отказаться от отца как любовного объекта, проявляет мужественность и идентифицирует себя не с матерью, а с отцом, то есть с потерянным объектом."[13]

По мнению Гельмута Штольце (1998) "все мы эдипы, прошедшие в ходе развития и проявления Я всю эдипову ситуацию. Но: мы проходим ее отнюдь не единожды. Мы переживаем ее, всегда по-новому, в любых трехсторонних отношениях, формировать которые мы призваны. В этом состоит эдипова ситуация, постоянно представляющаяся нам в образе впервые пережитых нами трехсторонних отношений, отношений Я, находящегося между материнским и отцовским." [18]

Согласно современной теории, в формировании психосоматических заболеваний главную роль играют три группы факторов:

1.      Наследственно-конституциональные. Среди них  - особенности ЦНС и личностные акцентуации.

2.      Психоэмоциональные, или психогенные. Это острые или хронические внешние воздействия, опосредованные через психическую сферу.

3.      Органические. К ним относятся различные преморбидные состояния (травмы, инфекции, интоксикации и  т.д.).

 

Для диагностики психосоматических расстройств необходимо выявить соматическое нарушение и вызвавшие его психологические факторы. Психоаналитическая методология в психосоматике уделяет особое внимание  интроспекции истории жизни пациента, влиянию возрастных кризов, осознанных и бессознательных внутриличностных конфликтов как психогенной причины телесной патологии.

            Развитие адаптационного синдрома отражает механизм взаимовлияния расстройств психического и соматического регулирования: в ответ на действие психогенного стрессорного фактора резко повышается уровень тревоги, происходит активизация эндокринной системы с выбросом адреналина и кортизола (гормона коры надпочечников). В последующем наступает  бессознательный выбор индивидуальной психологической защиты и преодолевающего поведения. В свою очередь, <привычная> форма защитного поведения при длительном сохранении неблагоприятной психотравмирующей обстановки, приводит к хроническому раздражению внутренних органов и истощению адаптационных возможностей организма. Формируется патологический круг - защитные формы поведения как смещенная активность приводят к патологии функции органа или системы.

            Актуализация определенных психических защит и соответствующей им поведенческой активности направлена на снижение уровня тревоги до индивидуально переносимого. Достигается это  с помощью специфического гиперкомпенсаторного преобразования их в соматические расстройств, что становится основой формирования симптом-невроза. С психологической точки зрения симптом-неврозы носят Эго-дистонный характер, то есть расцениваются личностью как неприемлемое и чуждое состояние, что  стимулирует активацию компенсаторных сил. Поэтому симптом-невроз более легко купировать, чаще всего достаточно ситуационного психотерапевтического вмешательства и краткосрочного курса психофармакологической терапии.

                При отсутствии же адекватной терапии, симптом-невроз переходит в характер-невроз, который носит Эго-синтонный характер, то есть воспринимается личностью как неизбежное, неустранимое состояние (Я такой, какой есть, Во мне уже ничего нельзя изменить). Кроме того, характер-невроз - это сублимация вытесненной потребности в самореализации: личность реализует себя в болезни, что становится основой для развития и клинической манифестации соматических расстройств. [9]

           

            " Психологический портрет"   мигрени

                Для больных с мигренью характерны личностные изменения, проявляющиеся затруднениями в общении и во взаимопонимании с окружающими. Приступы головной боли, как правило, приурочены к принятию важных решений и соответствуют степени  умственной нагрузки.

Чаще это заболевание встречается у женщин, чем у мужчин. Выделяют даже "мигрень деловой женщины". Установлено, что мигрень - постоянная спутница высокой мотивации, и часто у людей, интенсивно трудящихся, думающих и постоянно растущих профессионально мигрень протекает более тяжело, чем у других.

Течение мигрени у сильной половины человечества имеет свои особенности. Излюбленными "объектами" мигрени являются мужчины, занимающиеся высоко интеллектуальной деятельностью. Как правило, мигрень сопровождает их по мере создания различных проектов, принятия значимых решений, настигая на пике умственной нагрузки.

            У мужчин физиологическая цикличность выражена гораздо в меньшей степени, чем у женщин. Также меньшее значение имеют гормональные аспекты. Однако известно, что мужчины более подвержены стрессам, перегрузкам и воздействию большего количества неблагоприятных факторов внешней среды. К ним относятся курение, алкоголь, ненормированная трудовая нагрузка.

Течение мигрени у мужчин более агрессивное. Часто мигренозный приступ протекает у них атипично. Нередко обычная ассиметрия болевого очага отсутствует. Боль локализуется не с одной стороны, как в классическом случае, а может локализоваться в лобной области, затылочно-теменной или сразу распространяться на всю голову. Однако остальные обязательные признаки мигрени сохраняются неизменными. К ним относятся пульсация боли, наличие тошноты, большая продолжительность и неэффективность приема обычных анальгетиков.

 Большинству пациентов, страдающих мигренью, свойственна собранность, безупречность, аккуратность, осторожность и честолюбие, а также умение сдерживать свои эмоции. Более того, это весьма сообразительные люди, они высказывают свое мнение быстро и по существу,  стремятся к превосходству и надеются только на себя. Характерно, что люди, склонные к мигрени, часто следуют правилам хорошего тона, внешне не выглядят агрессивными или несдержанными. Противоречивость черт личности и рассогласование между различными уровнями поведенческого акта многие специалисты считают основой заболевания.

Психотерапевты полагают, что отчасти проблема лежит в выраженных аутоагрессивных личностных тенденциях, а также в приобретенной в детстве особенности неумения позаботиться о себе. В одной из частых рекомендаций, которую получают пациенты с мигренью, отражено именно это качество. Врач призывает пациента последить за собой: никогда не быть голодным, холодно или жарко одетым, а также раздраженным, обиженным и злым.

При оценке показателей различных научных психологических тестов у больных с мигренью определяются высокие показатели тревожности. Ряд авторов приходят к выводу о наличии ситуативной тревоги как черты личности. По шкалам невротической триады больные достоверно отличаются от здоровых, что указывает на наличие у них особого комплекса эмоционально-личностных нарушений, включающих депрессию, ипохондрию, демонстративность.

В медицине очень часто употребляется термин "гемикрания"  (от греч. hemi - половина и  kranion - череп, дословно - боль половины головы) как синоним мигрени.

Нам хорошо известен литературный образ мигрени. Михаил Булгаков описал свои ощущения в романе "Мастер и Маргарита", передав их Понтию Пилату в момент его решения о судьбе Христа:

"Более всего на свете прокуратор ненавидел запах розового масла, и все теперь предвещало нехороший день, так как запах этот начал преследовать прокуратора с рассвета. Прокуратору казалось, что розовый запах источают кипарисы и пальмы в саду, что к запаху кожи и конвоя примешивается проклятая розовая струя: О боги, боги, за что вы наказываете меня?

            "Да, нет сомнений! Это она, опять она, непобедимая, ужасная болезнь, гемикрания, при которой болит полголовы. От нее нет средств, нет никакого спасения. Попробую не двигать головой".

            Прокуратор при этом сидел как каменный, и только губы его шевелились чуть-чуть при произнесении слов. Прокуратор  был как каменный, потому что боялся качнуть пылающей адской болью головой.

            ...вода пела замысловатую приятную песню в фонтане.

            Прокуратору захотелось подняться, подставить висок под струю и замереть. Но он знал, что это ему не поможет.

...Вспухшее веко приподнялось, подернутый дымкой страдания глаз уставился на арестованного. Другой глаз остался закрытым.

...в какой-то тошной муке подумал о том, что :уйти из колоннады внутрь дворца, велеть затемнить комнату, повалиться на ложе, потребовать холодной воды, жалобным голосом позвать собаку Банга, пожаловаться ей на гемикранию. И мысль об яде вдруг соблазнительно мелькнула в больной голове прокуратора. "Мой ум не служит мне больше ..И опять померещилась ему чаша с темною жидкостью. "Яду мне, яду!".

 

            Гомеопатия "атакует бессознательное"

         Гомеопатия использовалась в лечении пациентов с мигренью значительно раньше психоанализа - с конца XVIII века. При подборе гомеопатического лечения врач учитывает, прежде всего, индивидуальные  психологические особенности пациента. Соматические симптомы всегда вызывают у гомеопата вопрос о наличии скрытых специфических психологических предрасположенностей к тем или другим заболеваниям.

            Как и  психоаналитики, гомеопаты исходят из концепции, что болезнь представляет собой особую форму защиты организма, то есть является попыткой восстановить состояние здоровья. Симптом - это видимое проявление реакции организма. Он указывает врачу путь, который организм, тело (сома), выбирает для борьбы с определенным стрессом.

По образному высказыванию современного французского гомеопата Дидье Гранжоржа, "гомеопатия атакует бессознательное: это мост, который позволяет соединить две области" - медицину, использующую медикаменты для лечения больных "материальных" органов, и  психологию, психоанализ, которые лечат при помощи слова" Знание "психологического портрета" гомеопатического лекарства, его "духа" дает врачу ключ к понятию конфликтов между бессознательным пациента, сознанием и внешним миром, а психоанализ позволяет выявить и преодолеть их.[2, 3]

            Большинство гомеопатических средств имеют свой "психологический портрет", а точнее - свои ментальные симптомы. Реакция пациента на болезнь, по мнению специалистов Центра обучения К.Юнга, обусловлена его индивидуальным конституциональным типом, или архетипической моделью. Психологические модели реагирования до определенной степени являются врожденными и составляют часть общей конституции человека, но они способны изменяться под влиянием факторов внешней среды. [5]

            Именно ключевые ментальные симптомы являются определяющими при назначении гомеопатических препаратов у взрослых,  а физические страдания играют второстепенную роль. С целью иллюстрации необходимости использования психодинамических при назначении гомеопатического лечения приведу  пример из собственной практики.      

           

Клинический пример. 

Пациентка Оксана П, 43 года. Обратилась на консультацию для подбора гомеопатического лечения в связи с тяжелыми приступами мигрени.

Профессиональная деятельность: юрист. Работа связана с техническими средствами и длительной концентрацией внимания в течение рабочего дня.

Социальный статус: не замужем, беременностей не было. Имеет младшую сестру.

Жалобы:  сильная головная боль в правой половине головы 2-4 раза в месяц, сопровождающаяся тошнотой, слабостью, сердцебиением. Перед приступом иногда возникает аура в виде ограничения полей зрения, звона в ушах, онемения кончиков пальцев рук.  Чаще всего развитие приступа связано с эмоциональным напряжением на работе, предстоящим ответственным совещанием или докладом. Поэтому при минимальных признаках приближающегося приступа мигрени принимает медикаменты (иногда до 15 таблеток в неделю). Во время отпуска головная боль почти не беспокоит.

История развития болезни: головные боли беспокоят еще с периода школы. Помнит, что уже во 2-3-м классе (8-9 лет) из-за головной боли пропускала занятия в школе. В детстве перенесла сотрясение мозга легкой степени (в возрасте 14 лет). Болела корью, скарлатиной и ветряной оспой.

Особое усиление головных болей отмечает на первом курсе института и перед защитой диплома.

Наследственность отягощена по материнской линии: у бабушки были приступы мигрени, у матери - гипертоническая болезнь.

 Неоднократно обследовалась в стационарах. Был выставлен диагноз вегето-сосудистой дистонии с цефалгиями (головными болями). Принимала большое количество различных медикаментов, которые оказывали непродолжительный положительный эффект.

При описании своих жалоб пациентка неоднократно повторяла, что "это у меня как у отца", "у моего папы было также". Это послужило основанием для построения дальнейшей беседы с учетом особенностей детства и отношения пациентки к отцу. Выяснилось, что отец Оксаны умер 15 лет назад  (когда ей было 28 лет) от онкологического заболевания. Она была очень к нему привязана, до сих пор остро ощущает его потерю, говорит о нем со слезами, несмотря на общую сдержанность и немногословность.

До 15 лет семья проживала  в военном городке, так как отец пациентки был офицером. По словам Оксаны, отец очень редко бывал дома, но свободное время старался проводить с семьей. Характеризует отца как строгого, но справедливого человека. Помнит, что ревновала родителей к младшей сестре (разница  в возрасте 8 лет). Отношения с матерью с подросткового возраста до настоящего времени натянутые. По словам пациентки - "мы с ней совершенно разные люди и общаемся очень редко".

Особенности характера: замкнутая, сдержанная, предпочитает уединение. Обидчивая, но  внешне старается быть невозмутимой. Таит обиду внутри и очень часто возвращается к прошлым событиям, переживая их заново. Очень ответственная и исполнительная. Инициативу проявляет редко. Курит. Из спиртных напитков очень редко употребляет водку. В одежде предпочитает спортивный стиль и джинсы. Украшения носит  нечасто, преимущественно бижутерию. Макияж неброский. На вопросы отвечает односложно, затрудняясь охарактеризовать свои ощущения и эмоции.

По ментальным и физическим симптомам было назначено гомеопатическое лечение (Натриум муриатикум). Решающими критериями при назначении послужили симптом "нет отца", тяжелые переживания и длительное горе в связи с потерей близкого человека, мужские черты характера и необычная профессия для женщины (высокая должность в силовых структурах), особенности эмоциональной сферы (интроверсия), отсутствие семьи и детей.

При повторной консультации через 2 месяца пациентка отметила, что головные боли стали значительно реже. Необходимость в приеме обезболивающих медикаментов возникала трижды (до лечения - более 20 раз за два месяца). Благодаря целенаправленному расспросу согласилась, что расширился эмоциональный спектр жизни - стала чаще смеяться, "даже дважды выбралась в театр". Ощущение потери отца стало менее острым. Было рекомендовано продолжить курс гомеопатического лечения.

 

В данном клиническом случае мигрень можно рассматривать как пример психосоматической патологии. Важно, что при инструментальном и лабораторном обследовании органических нарушений не было выявлено. Вероятно, раннее формирование патологических симптомов без признаков изменений внутренних органов было связано с потребностью ребенка получить внимание родителей, особенно отца. К тому же,  появление головной боли совпадает по срокам с рождением младшей сестры.

Предрасполагающим фактором следует считать интроверсию. Уместно вспомнить, что Фрейд говорил об этом: "интровертированный человек еще не невротик, но он находится в неустойчивом положении; при ближайшем изменении соотношения сил у него должны развиться симптомы, если он не найдет других выходов для накопившегося у него либидо."[11]

Последующий жизненный выбор пациентки во многом говорит о сохраняющейся идентификации с отцом: ее профессия, отсутствие спутника жизни, описание своих физических недугов и привычек со ссылкой на отца.

Характерно, что наиболее часто мигрень у пациентки развивалась в ситуациях, требующих принятия ответственных решений. Этот факт можно расценивать как проявление сложностей в принятии решений и отражение конфликтных триангулярных отношений "Я - материнское - отцовское", идущее из Эдипова комплекса, или как  длительное сохранение "раннедетского зова о помощи" [1]

Наследственную отягощенность, перенесенную травма головы и детские инфекции можно рассматривать как значимые преморбидные факторы в формировании стойкой психосоматической симптоматики.

Использование психодинамических подходов при назначении гомеопатии в приведенном клиническом случае позволило правильно подобрать необходимый препарат и добиться положительного клинического эффекта.

 

Заключение

            Сегодня в Украине активно возрождается психоанализ как наука и как терапевтическая техника. По мнению современного ведущего психоаналитика Отто Ф. Кернберга, за прошедшие сто лет так и не появилось ни одной альтернативной теории личности, способной отодвинуть психоанализ на второй план. И в наше время он по-прежнему остается "наиболее исчерпывающей теорией, способной выявить основные мотивы, движущие как здоровым индивидом, так и человеком, страдающим патологией психологического развития".[7]

            Большинство идей  Фрейда о формировании психосоматической патологии, в том числе и мигрени, сохраняют свою актуальность по сей день. Особенно  ценны понятия о конверсионных механизмах, вегетативном неврозе, нарциссических аспектах и роли психосоциальных факторов. Все эти положения интегрированы в современную теорию психосоматической медицины.

            Следует отметить, что проблема лечения пациентов с головной болью касается как врачей, так и психоаналитиков. С одной стороны, врач должен помнить о вероятности психосоматической природы патологии и направлять пациента на консультацию к психотерапевту. С другой, одна из задач психотерапевта - не пропустить серьезное заболевание у своего клиента, которое может быть связано с органическими изменениями. То есть, и тем и другим необходимо тесное сотрудничество в интересах достижения максимального положительного эффекта для страдающего человека.

            Большинство людей позитивно относятся к применению различных методов народной и нетрадиционной терапии. Иногда они предпочитают их фармакологическим препаратам. Однако при серьезных психосоматических расстройствах  очень редко удается достичь стойкого эффекта без сочетания их с психотерапевтической коррекцией.

            В этой связи очень важно отметить, что индивидуальный подбор гомеопатических препаратов с учетом ментальных симптомов и особенностей периода раннего детства, выявлением и осознанием пациентом своих внутриличностных конфликтов позволяет  добиться стойкого положительного результата терапии.

            Таким образом, на основании проведенной работы можно сделать вывод, что пациентам, страдающим мигренью, целесообразно проведение комплексной терапии, включающей психоанализ и препараты природного происхождения, не обладающих побочными эффектами и не замедляющих когнитивной и психической деятельности.

  

Список использованной литературы

 

1.      Бастиаанс Ян  Вклад психоанализа в психосоматическую медицину.- В кн. Энциклопедия глубинной психологии. Пер с нем.-М.-Когито-Центр. МГУ.- 2001.-Т.2.-С.225-265.

2.      Гранжорж Д.  Гомеопатия - Путь Жизни/Под ред.С.П. Песониной, Л.Ю. Долининой; Пер.с фр.-СРб.-Гомеопатия и фитотерапия.-1999.-С.76-78.

3.      Гранжорж Д. Дух гомеопатического лекарства: что сказала болезнь/Пер.с фр.-Спб.-Центр гомеопатии.-2002.- 104 с.

4.      Кулаков С.А.  Основы психосоматики.-СПб.:Речь,2003.-288 с.

5.      Култер К.  Портреты гомеопатических препаратов. Психофизический анализ избранных конституциональных типов.-1995.-Т.1.- М.-Атлас.-С.428-500.

6.      Львова Л.В.  Эта ужасная головная боль //Журнал "Провизор"-1999.-№ 13

7.      Львова  Л.В.  Вариации на тему психоанализа//Журнал "Провизор"-2002.-№ 15

8.     Михайлов Б.В. Психосоматические расстройства как общесоматическая проблема//Журнал "Доктор"-2002.-№ 6.- С.9-13.

9.      Пилягина Г.Я.  Психические расстройства в общетерапевтической практике// Журнал "Доктор"-2002.-№ 6.- С.17-21.

10.  Фрейд З.    Смысл симптомов.Семнадцатая лекция.-В кн. Введение в психоанализ.Лекции.- СПб.-Питер.-2001.-С.147-157.

11.  Фрейд З. Пути образования симптомов. Двадцать третья лекция.-В кн. Введение в психоанализ.Лекции.- СПб.-Питер.-2001.-С. 206-218.

12.  Фрейд З. Разделение психической личности. Тридцать первая лекция.-В кн. Введение в психоанализ.Лекции.- СПб.-Питер.-2001.-С.302-316.

13. Фрейд З.  "Я" и "ОНО" - В кн. Толкование сновидений:Сб.произведений/

      Пер.с нем.-М.-Изд-во ЭКСМО-Пресс.-2000.-С.589-605.

14.  Хабиб О.  Фрейд и мигрень: зарождение психодинамических взглядов на природу головной боли 100 лет назад//Российский медицинский журнал.-1997.- Т.5.-№ 16.

15. Херсонский Б.Г. Лекции для слушателей Международного института глубинной психологии (МИГП).-Киев.2002-2003.

16.  Холдер Алекс   Фрейдовская теория психического аппарата.- В кн. Энциклопедия глубинной психологии. Пер с нем.-М.-Когито-Центр. МГУ.- 1998.-Т.1.-С.226-266.

17.  Цизе Петер  Психоаналитическая теория влечений.-В кн. Энциклопедия глубинной психологии. Пер с нем.-М.-Когито-Центр. МГУ.- 1998.-Т.1.-С.322-365.

18.  Штольце Г.  Эдипова ситуация, эдипов конфликт, эдипов комплекс.- В кн. Энциклопедия глубинной психологии. Пер с нем.-М.-Когито-Центр1998.-      Т.1.- С.621-628.

19.  Maizels M., Scott B., Cohen W., Chen W. Intranasal lidocaine

       for treatment of migraine. A randomized, double-blind, controlled trial.

       JAMA 1996;276:319-321.

 

Повернутися до списку статей

Спеціалістам
стравохід, шлунок, 12-пала кишка
кишечник
підшлункова залоза
печінка, жовчовивідні шляхи
шкіра
стравохід, шлунок, 12-пала кишка
кишечник
підшлункова залоза
печінка, жовчовивідні шляхи
загальні питання
фармакотерапія
фітотерапія
гомеопатія
усі права захищено, при використанні материалів посилання на сайт обов'язково